Мальчик искал собаку и заблудился. Его спас дед, которого сторонились в деревне…

Дед Платон жил на краю леса, вдали от деревенских. Появился он в деревне лет 20 назад, сначала работал на конюшне, дом ему дали, но после выхода на пенсию поселился он в пустующей избе на лесной опушке.

Стояла изба много лет безхозная, он достроил её, подлатал и жил в ней одиноко. За избой — непроходимый лес, переходящий в огромные топи, ходить в это место не отваживались, боялись болот и чащи лесной. Дед знал все тропки и леса не боялся.

Фото для иллюстрации из открытых источников.

Дед промышлял охотой и рыбалкой, благо были они на редкость щедрые. Грибы, ягоды, рыба, много ли старому надо. Иногда ездил в город, пенсию получал. Тогда привозил крупы, сахар и разные дедовские припасы. Так и жил дед одиноко и размеренно, пока не произошла эта история.

Была ранняя весна. Заморозки ещё держались, днём было тепло и солнечно. Снег таял, но сошёл не весь, замерзая ночью, а утром образуя грязную кашу из снега и воды. Дед на охоту не ходил, какая охота по весне, в такую погоду, да и запасы есть, голодом не сидел.

В тот день с утра занепогодилось, шёл снег с дождём, крупные хлопья перемешивались с падающей с неба водой, и к вечеру стихия разгулялась до такой степени, что не было видно ничего в двух шагах от дедовой избы. Время близилось к двеннадцати, не спалось. Дед подбросил дров в горящую печь и слушал завывания ветра. Казалось, что зима решила напоследок показать весь свой суровый нрав и побороться с весной, грозя ветром и кидая снегом.

Фото для иллюстрации из открытых источников Яндекс картинки.

Внезапно, среди воя ветра деду послышался ни то плач, ни то крик, но явно это был крик человека и человека не взрослого, а ребёнка. Дед прислушался. Тихо.

— Показалось, наверное! Или ветер так взвыл!

Опять такой же крик.

— Нет, второй раз не показалось!

Дед схватил непромокаемый плащ, накинул капюшон и вышел во двор, освещая себе путь лампой. Ветер рвал полы плаща и кидал в лицо мокрым снегом, вокруг темнота, ничего не видно. Явно, что с кем то беда, но как найти кричащего в таком природном хаосе? Сейчас даже собака никого не почует. Но, искать надо. Дед кликнул пса и тот сразу же отозвался негромким рычанием, как будто говоря:

— Да слышу, я слышу, понимаю, что надо идти!

Дед взял Трезора на поводок, чтобы не потерять собаку и вышел за ворота. Собака потянула в лес.

— Кто ж туда в такую погоду пошёл, а Трезор? В хорошую то не ходят, а в ненастье кто погнал?

За долгие годы одиночества дед привык разговаривать с собакой, как со своим другом. Да Трезор и был верным другом, сколько тропинок вместе исхожено, сколько зверья видано. Сейчас пёс неуверенно, потихоньку двигался в сторону тёмной массы, лес стоял стеной. Платон решил довериться собаке, его чутью. Медленно двигались они в снеговой каше, надеясь услышать тот крик, что взволновал деда и заставил пойти на поиски.

— Крикни ещё раз, ну крикни же! Как же мне тебя найти, если ты молчишь?

Дед прислушивался что было сил, но ветер не утихал ни на секунду и сквозь его вой невозможно было услышать слабый голос заблудившегося путника. Внезапно, как по мановению волшебной палочки немного разошлись тучи и выглянул край Луны, который как лампа осветил часть лесной опушки. Деду показалось какое то шевеление около огромной ели, и они пошли туда с Трезором, стараясь увидеть кого то сквозь капли дождя и хлопья снега. Да, не показалось! Под елью кто то есть. Они побежали, насколько можно было бежать по такой погоде.

Около ели лежал мальчишка, дед Платон сразу узнал его. Это был Сергунька, один из сыновей Марии, вдовы, потерявшей полгода назад мужа. Пацану было лет 12, дед точно не знал. Он лежал на земле, в одной рубашке, пытаясь что то крикнуть, но силы уже покидали его и вместо крика мальчишка только хрипло сипел. Поэтому то его и не было слышно.

Дед скинул с себя плащ, закутал Сергуньку и быстро пошёл к избе. Дома он подбросил дров, раздел мальчишку, растёр его своей целебной настойкой и уложил под одеяло.

Фото для иллюстрации из открытых источников.

— Ну что, Трезор! Давай готовить отвар! Будем отпаивать бедолагу.

Пока дед готовил питьё, Сергунька немного пришёл в себя и с удивлением оглядывал место, куда он попал.

— И кто тебя в такую погоду в лес погнал?

Мальчик был очень слаб, но основное из его рассказа дед понял, остальное потом. Сергунька потерял своего любимого пса, пошёл на поиски. Из — за погоды сбился с пути, как забрёл в лес не мог понять. Стемнело внезапно и мальчик совсем заблудился.

— Почему раздетый?

— Куртку снял, чтобы отряхнуть спину, а тут кто то завыл, да так близко, что я испугался и побежал, куртка осталась там. Я увидел свет и пошёл на него, кричал, звал.

— Тебе повезло, что далеко в лес не ушёл, сгинул бы в болоте. А свет — так это моя изба тебе светила. Ну ладно, теперь пей отвар и спи. Понимаю, что мать с ума сходит, но не дойдём мы в такую погоду в темноте до деревни. Да и куда тебя такого вести.

Сергунька выпил отвар и последние слова деда слышал уже, как в тумане. Он провалился в сон.

На следующее утро дед встал рано. Погода утихомирилась и в окно светило яркое солнце.

— Ох, и наделала ты погодушка дел, как по такой каше идти? Но надо! Мальца то обыскались, поди! Ты, Трезор охраняй гостя, а я до деревни схожу.

Все, кто увидел Платона в деревне, были очень удивлены, а когда поняли, что он направляется к хате Марии, то потихоньку двинулись за ним. Сергуньку пытались искать ночью, но поиски результатов не дали. Утром собрались искать дальше, но тут увидели Платона.

Он подошёл к избе Марии и крикнул:

— Марья, выйди, разговор есть!

Мария, как будто ждала — птицей вылетела из сеней. Увидев деда, опешила.

— Ты, Марья успокойся! Сергунька у меня, спит. Хорошо всё с ним! Нашли мы его с Трезором вчера в лесу. Уж извини, что вчера не пришёл, сама знаешь, что на улице творилось.

Криком крикнула Марья, завыла и упала старику в ноги.

— Что ты, что ты! Ну ка встань!

Платон сам чуть не прослезился, увидев такое, но быстро взял себя в руки и прикрикнул на женщину.

— Понимаю тебя, Марья, сын всё же! Но негоже так, не надо, встань! С мальцом всё хорошо, пусть отлежится, я его отварами буду поить, на ноги поставлю. Хочешь, пошли со мной, убедишься, что он в порядке. Только боюсь, рыдать начнёшь, совсем пацана испугаешь.

Договорились, что хоть и нелегко ей, но Марья приедет завтра, с утра, пока дорога подмёрзшая и можно будет проехать. Вся деревня вышла провожать Платона. Ему улыбались, благодарили, старухи крестились. Он был и смущён таким вниманием, и немного рассержен.

— Нашли генерала, с почестями провожают! — ворчал он.

Придя домой, он увидел спящего Сергуньку и сидящего около него Трезора. Одобрительно крякнул, погладил пса по косматой голове и пошёл готовить обед — надо же кормить болезного!