Марьяна встретила маму после долгой разлуки: — Привет, мам, если честно, мы тебя и не ждали

Галина, заломив работящие руки, смотрела в окно, как поднимается солнышко и нежно улыбается к ней. Вдруг мысли бросили ее в конец 90-Х годов. Тогда солнышко так же ясно просвещало ей дорогу, когда покидала родной город. Когда поезд нес Галину в чужой край.

Жила с доченькой, рано овдовев. Трудно было в те времена не только ей, а всем. Безмерно любила свой родной город и не хотела оставлять в нем дочку саму. Но Марьяна обещала выполнять все мамины указания и быть вежливой. А мама за год-два заработает денег — и все у них тогда будет наконец хорошо.

В начале Галине было очень тяжело. Нелегкие поиски работы отбирали силы. Она не знала языка. Да еще и здоровье подкачало. Однако понемногу изучала чужой язык, устроилась на работу, экономила каждую копейку. Звонила домой только тогда, когда отсылала деньги. Марьяна никогда не благодарила и не интересовалась маминым здоровьем. В памяти Галины запечатлелись единственные вопросы дочки: «А когда передашь деньги в следующий раз?». «Когда заработаю», — отвечала, утоляя душевную боль.

Но как-то оговорилась дочери, что очень болит нога, аж ходить не может. Жаловалась, что без документов не может обратиться к медикам. В больницу, объясняла, работники попадают только тогда, когда нужна операция, или когда рожают. А в остальных случаях — спасайся, как можешь. Марьяна равнодушно выслушала мать и сказала:

— Со временем пройдет, так что даже и не думай возвращаться на родину, тебе здесь делать нечего.

Галина чуть не упала в обморок от услышанного. Слезы капали на чужую землю, которую она возненавидела. Успокаивала себя: может, у дочери было плохое настроение или с парнем своим поссорилась. Когда Галина уехала, Марьяна перестала ей открывать душу. Наверное, почувствовала себя вполне взрослой и самостоятельной.

…Годы пролетали. Не сэкономив заработанных денег, Галина надумала возвращаться домой. Тешила себя предчувствиями какого-то приятного сюрприза, с которым встретит ее дочь. Вспоминала, как поднимала ее на ноги сама, ведь муж покинул этот мир рано после тяжелой болезни. А она все отдавала дочери. Воспоминания согревали израненную чужбиной душу. И наконец Галина дождалась документов на легальное пребывание в Италии и собралась домой: навестить дочь, поправить здоровье. Столько не видела ребенка! Как же хотелось матери прижать ее к сердцу. Ведь ни мобильных телефонов, ни скайпа тогда не было.

…Открыла своим ключом дверь квартиры — и сразу увидела знакомые, но почему-то наполненные чемоданы. В голове зависли вопросы. Не успела оторвать глаза от чемоданов, как из кухни вышла Марьяна. Ее единственная дочь, которой только и жила.

— Привет, мама, — поздоровалась, будто с чужой. — Если честно, мы тебя и не ждали…

Холодная встреча поразила мать. Будто она не в Италии годы вкалывала, а выходила из дома за хлебом. Получается, за это время душа Марьяны не страдала от недостатка материнского тепла. Ее грели лишь деньги мамы, которые дочка тратила.

— Мама, нам с Сергеем не хватает в шкафах места для вещей, а тут еще и твои… — объяснила, кивая на упакованные чемоданы.

— Кто он тебе, этот Сергей, чтобы из моей квартиры выбрасывать мои вещи? — поинтересовалась Галина.

Но Марьяна оставила этот вопрос без ответа. Зато продолжала свое:

— Мы уверены, что ты себе еще заработаешь на квартиру. Нам не будешь мешать. Потому что знаешь, как оно бывает, когда у одной плиты две хозяйки?

Галина присела у порога и прижала рукой свое материнское сердце, чтобы не выпрыгнуло из груди. Не пригласив мать за стол, не напоив с дороги чаем, Марьяна завелась с советами:

— Пока можешь снимать себе квартиру. Мы с Сергеем поможем все твои вещи перенести. Все равно же не будешь сидеть без работы, а поедешь опять. Так и заработаешь себе на свою хату.

У Галины задрожали губы. Она изумленным, смущенным взглядом смотрела на свою взлелеянную в любви единственную кровинку и не верила в то, что слышала. Затем молча выволокла упакованные чемоданы на лестничную площадку, заметая ими за собой следы в родной дом. Озадаченные соседи оглядывались за ней, но она никого не видела. Только солнышко улыбалось ей так нежно, что хотелось забыть все, как страшный сон.

Обильные материнские слезы стекали с уставшего лица. «Сколько же пролила я вас за жизнь и какие вы дешевые», — думала женщина. А уже через несколько минут позвонила в дверь к своей школьной подруге. Когда Анна открыла, то все поняла без слов. Ничего не спрашивала. Зато накрыла стол и сказала:

— Сейчас позвоню нашей Зои. Помнишь, мы всегда из любой ситуации находили выход.

Зоя посоветовала искать и покупать однокомнатную квартиру. Пообещала, что деньги вышлет. А отдавать Галина пусть не спешит. «Получается, подруги бывают ближе детей», — подумала Галина.

Анна помогла ей справиться со стрессом. А Зоя переслала из-за океана нужную сумму денег. Они купили квартиру, Галина обжилась в ней, отдохнула, подлечилась и снова уехала за границу, чтобы отдать одолженные деньги. Анна пообещала присматривать за квартирой.

А когда Марьяна отдаст свой долг матери? Когда отмолит перед Богом обиду, которую причинила родному человеку? Это зависит от того, проснется ли в нее совесть. Господь помнит. Только чтобы поздно не было…

Я думаю, что данный рассказ достоин вашего пальца вверх